пятница, 22 июня 2012 г.

Гаврош Брестской крепости

Наталия Гунько
 
Петя Клыпа
Над Брестскою Крепостью стихла природа,
Тревожная тишь наступила вокруг.
Мальчишка-трубач музыкантского взвода
Собрался рыбачить на Западный Буг.

Но вместо будильника, все разметая,
Снаряд разорвался в казарме полка,
И храбрый орлёнок, винтовку хватая,
Мгновенно настроился встретить врага.



Ревели моторы, стреляли мортиры,
И в этот смертельный и огненный час
Бесстрашный малец, козырнув командиру,
С достоинством выполнил первый приказ.

Поднявшись наверх, где опасность грозила,
Туда, где особенно страшен обстрел,
Всё-всё, что творила фашистская сила -
Внизу и на небе,- разведать сумел.

Увидел, как движутся танки с крестами,
Как «юнкерсы» с воем бомбят города,
Отряд автоматчиков, что за кустами
На Западном острове, рвётся сюда.

Он с болью глядел в этом вихре жестоком
На женщин бегущих, кричащих детей,
Упавших солдат, поражённых осколком,
И ржавших в предсмертном жару лошадей.

Мальчонка, в священную битву вступая,
Стал яростно мстить озверевшим врагам,
Ни в силе, ни в смелости не уступая
Обученным, опытным, взрослым бойцам.

С огромным успехом ходил он в разведку,
При штабе связным временами служил,
Стрелял не по юному возрасту метко,
Патроны, гранаты солдатам носил.

С винтовкой ходил в штыковые атаки,
Гоня автоматчиков с острова прочь.
При яростном вое фашистской собаки
Он всё выполнял, в чём просили помочь.

На складе разрушенной бомбой санчасти
Искал под камнями лекарства, бинты.
Над ним разрывались снаряды на части,
Но раненых спас он от страшной беды.

Для них же к реке, словно уж, проползая
Рискованный путь под свинцовым дождём,
С наполненной флягой от края до края
Всегда возвращался в подвальный проём.

В ларёк Военторга, точнее в руины,
Пролез, чтоб детишек и женщин одеть.
Свирепые пули, гранаты и мины
Его обрекали на верную смерть.

Заботясь о детях, худых и голодных,
Последний кусок сухаря отдавал
И, дух поднимая бойцов измождённых,
Любимую песню свою напевал.

И кто мог предвидеть, что мальчик однажды
В казармах вблизи Тереспольских ворот,
Людей выручавший не раз и не дважды,
Оружия склад уцелевший найдет.

Он спас, таким образом, целые роты,
Увидел врагов на понтонном мосту,
Который из найденных им миномётов,
Потом был обстрелян у всех на виду.

Иссякли запасы к началу июля.
Атак жесточайших немало отбив,
Хоть мимо летали снаряды и пули,
Остатки полка повели на прорыв.

На Западный остров прорвались солдаты
И кинулись с берега в Западный Буг.
Но вдруг застрочили в кустах автоматы:
Кричали, тонули и гибли вокруг.

Не помнил малец, как до суши добрался,
Бежал по канавам с водой до колен
С немногими теми, кто целым остался,
А дальше — погоня, поляна и плен.

Отважных защитников вёл под конвоем
В неравном бою захвативший их враг.
И вдруг впереди, как снаряд перед боем,
Попал в объектив чей-то грозный кулак.

Бесстрашный герой, тот орлёнок лучистый,
Открыл всему миру рукою своей
Тот знак, предвещающий участь фашистов,
Тот символ провала их подлых затей.

                        *     *     *

Такой же кулак, через грозы и пламя,
Врагу показала вся наша страна,
Когда в сорок пятом победное знамя
Зажглось над рейхстагом на все времена.

Тот мальчик был Родины доблестным сыном,
Такой же прекрасный он был человек.
И многим в стране пионерским дружинам
Дано его доброе имя навек.

А звали солдатика Петею Клыпой.
Своим героизмом сердца вдохновлял
На подвиг на мирной дороге открытой,
Которую он нам в боях отстоял.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts with Thumbnails